Интерьер от Марата Ка

Как заработать деньги, занимаясь любимым делом. Секреты Марата Ка

Марат Ка производит впечатление успешного человека, которому легко зарабатывать деньги, занимаясь любимым делом. Его мастер-классы были первыми шоу на российском телевидении, когда на наших глазах старая вещица превращалась в дизайнерский шедевр. Повторить это было практически невозможно, но давало полёт творческой фантазии, а манера, в которой говорил и двигался ведущий – завораживала.

«Мне никто не пытался ничего навязывать. Это бессмысленно. Да я и сам специально не работал над имиджем. То, что я ненормальный – такой по жизни.»

Он до сих пор мелькает на экране, но явно занят более серьёзными проблемами, чем телевизионная тусовка. Марат Ка мало говорит о себе, всё больше об архитектуре, дизайне и красивом декоре.

Однако попробуем собрать воедино факты биографии и высказывания этого человека, чтобы составить портрет и раскрыть секрет успеха эксцентричного «специалиста по поверхностям» с необычной фамилией Ка.

Откуда он взялся? Этот Маратка!

1. Родился уже почти полвека назад, в Москве, в традиционной еврейской семье математика и литературного критика.

Свою настоящую фамилию – Кушелман — наш герой посчитал слишком известной, поэтому появившись на телевидении, взял себе случайный псевдоним – Ка.

2. Юность провёл в Детройте – американском городе на севере США, почти на границе с Канадой.

Детройт для Марата Ка не только промышленный, но и культурный центр мира. По его словам, именно здесь находится типография, печатавшая когда-то работы Солженицына и других русских эмигрантов, здесь расположен всемирно известный институт искусств.

3. Учился архитектуре, а потом и работал в Нью-Йорке.
Занимался реставрацией исторических федеральных объектов, а также проектированием и декорированием частных домов.

4. Женился совсем молодым человеком. Воспитывает пятерых детей — трёх дочерей и двух сыновей.

Считает, что обязанность родителя — воспитать умных и порядочных людей, а дальше дать им свободу выбора, не навязывая свой взгляд на жизнь.

5. В начале 2000-х, по настоянию жены вместе с семьёй вернулся в Москву.

Однако продолжает работать с американскими заказчиками и имеет собственную компанию в Америке, которая и приносит основную прибыль.

Что на самом деле думает дизайнер Марат Ка о декорировании и творчестве

1. Сам себя называет ремесленником и маляром, но никак не художником.
2. Считает, что дизайн это не искусство. Создание интерьера – это холодный математический расчёт. А творчество – это лишь средство достигать желаемое.

«Я никогда не делаю интерьеры, которые, прежде всего, нравятся мне самому.»

3. По мнению Марат Ка, дизайнер и декоратор интерьеров должен быть в первую очередь архитектором.

«Я – архитектор. Затем уже технолог и интерьер-дизайнер.Я специально разделяю эти профессии. Дело в том, что человек, который хочет стать дизайнером, сначала должен стать архитектором. Это основа.»

4. Собственный дом не декорирует.

Имеет коллекцию картин японских, китайских и кавказских художников, а также огромную библиотеку. Это и считает лучшим декором своего личного пространства.

«Ни одна из сделанных мною вещей не отражает мой характер. Просто я люблю делать красивые вещи! А характер мой намного хуже, чем те вещи, которые я делаю.»

5. Не любит бумагу!

Читает только электронные книги и не использует для декора стен бумажные обои.
Несмотря на то, что для него, как декоратора, очень важны тактильные ощущения, не испытывает желания держать в руках бумажные издания, а «клеение бумаги на стену» – считает понятием далёким от искусства.

Пять секретов Марата Ка, которые помогают ему зарабатывать, занимаясь любимым делом

1. Быть профессионалом.

Очень важно быть профессионалом в своей узкой области, потому что универсальный специалист, по мнению дизайнера, плохой специалист.

«Быть и там, и сям — это неправильно. Именно поэтому я и дизайном одежды никогда не занимался, ведь тогда мне придется стать профессионалом в этой области и заниматься только этим. А я должен заниматься красками, интерьерами. Универсальный врач, знаете ли, — это плохой врач.»

2. Не брать деньги по мелочам.

За показ мастер-классов в телевизионных передачах гонораров не берёт.

«Все, что создает природа, — прекрасно, и мы воспринимаем это как должное. И предметы, которые нас окружают, имеют право … быть красивыми. Необязательно быть художником – надо быть просто фантазером, чтобы сделать их такими!»

3. Передавать свой опыт и знания.

Марат Ка озабочен проблемами специального профессионального образования в России на том уровне, что раньше называли ПТУ и техникумами.

Я готов преподавать в России. Я просто вижу, что в этом есть потребность – дизайн «от Марата» получает все большее распространение.»

Качество профессиональной подготовки декораторов у нас в стране его полностью не устраивает, поэтому весной этого года открыл собственную школу, где и обучает искусству декорирования.

Однако практически сразу из-за слишком большого наплыва желающих набор новых учеников был временно приостановлен.

4. Быть в курсе новинок в своей профессиональной нише.

Им создана мастерская Марата Ка — «Лаборатория МКА». Где под его личным руководством разрабатываются новые, восстанавливаются утраченные, отрабатываются существующие техники и технологии работы с лакокрасочными покрытиями.

«Я для интерьера, как визажист для человека: припудриваю, прикрашиваю… Отвечаю за последний слой, … от которого зависит, приятно в помещении или нет.»

5. Формировать свой бренд.

Наш герой является идейным вдохновителем производства красок и интерьерных покрытий под брендом «МКА».
Считает, что будущее российского рынка за маленькими производствами. Ремесленническими компаниями, которым легко подстроится под спрос.

  • Профессионализм!
  • Самоирония!
  • Неординарный взгляд на вещи!
  • Любимая работа!
  • Желание передавать опыт!

– вот секреты успешности Марата Ка

Он и сам говорит о себе:

«Я – человек счастливый.
Я занимаюсь любимым делом,
которое достаточно легко приносит деньги.»

А ведь и нам тоже хочется, заработать деньги, занимаясь любимым делом! Не правда ли?

Марат Ка: «Дизайн-проект, на который потратили много денег, — абсурд»

Вы когда-нибудь задумывались, почему дизайн-проекты на Западе стоят копейки, а у нас сопровождаются неприемлемыми откатами; где начинается и заканчивается сфера ответственности дизайнера в работе над объектом и что такое действительно красивый интерьер по современным меркам? Ответы на эти и другие острые вопросы нашлись у Марата Ка.

— Марат, все воспринимают вас как декоратора, а между тем у вас серьезное американское архитектурное образование.

— Давайте я вам расскажу другую интересную историю. Я считаю, что на сегодняшний день архитектура как профессия находится на грани своего существования, она больше не правит миром — архитекторы не нужны.

— Почему вы так считаете?

— Мы живем в мире прогрессивной инженерии — именно от нее зависит наш комфорт. Если я вас спрошу как человека, который занимается дизайном, архитектурой и красотой, хотите ли вы жить в красивом интерьере, что вы ответите?

— Конечно, хочу!

— Но если в очень красивом интерьере не будет света, тепла, свежего воздуха и хорошего звука, поверьте мне, вы выберете прежде всего функциональный интерьер.

Вся беда архитектуры в том, что она занимается нефункциональными вещами. Современный интерьер — это инженерия, которая «прикрыта» декорированием, а не архитектура.

— Эта тенденция читается и на Западе, и здесь, в России?

— Да, везде. Представьте, в Японии больше нет конструкторов. Конечно, городу нужны архитекторы, но не владельцам квартир. Сегодня архитектурный проект — это три страницы, инженерный — 300 страниц, проект, который «прикрывает» эту инженерию, — те же самые 300—400 страниц ведомости отделки. Да, большинство архитекторов скажет: «Мы и этим занимаемся» — возможно, но это уже не архитектура. Это работа декоратора-дизайнера.

— Работа дизайнера на Западе чем-нибудь отличается от работы дизайнера в России?

— С одной стороны, ничем. Все декораторы — и на Западе, и в России — занимаются благоустройством дома. Но здесь, в России, потребность в услугах дизайнера ощущается намного острее: люди на примитивном уровне не могут сделать себе адекватную планировку. А все потому, что благоустройство дома у нас не привито культурой. Даже на уровне литературы. В классической американской или английской литературе описаниям домов посвящены страницы!

А теперь возьмите среднестатистическую американку, француженку, англичанку или итальянку — они все знают и умеют. Нанять дизайнера или декоратора для европейцев и американцев — это уже изысканная потребность. Даже скажу так: превосходство. Это определенный класс. Люди умеют благоустраивать свой дом самостоятельно. А все потому, что существует культура: от гигантского количества профессиональных журналов и книг до ТВ-программ.

— Наверняка есть еще какие-то отличия.

Культура работы клиента с дизайнером! У нас отсутствует субординация. Почему человек, который не умеет читать чертежи, не понимает, что такое эргономика, рассказывает профессионалу, как нужно работать? Я понимаю, почему Россия — единственная страна, в которой врачи не пускают родственников в операционную: мы на все имеем свое мнение. И в таком ключе очень сложно работать. Я не выдерживаю. Я делаю объекты в России, только имея перед собой буфер в виде архитекторов и дизайнеров-декораторов.

Третье отличие — стоимость дизайн-проекта, а точнее проценты и откаты, которые просто невозможны и неприемлемы.

Мне звонит клиент и говорит: «У меня уже пятый архитектор». Я спрашиваю: «Вы их теряете или убиваете?» «Мне кажется, — говорит он. — Как только я покупаю у них диван, они теряют ко мне интерес».

— А из чего складывается гонорар дизайнера на Западе?

— Из процентов, из бюджета. При этом если бюджет низкий, процент выше. Если бюджет большой, процент уходит в полпроцента, четверть процента и так далее.

— У каждого дизайнера свой процент?

— Да, но я поделюсь с вами маленькой дизайнерской хитростью. Клиент не оплачивает этот процент. Дело в том, что эта индустрия — Home Imrovement — в странах первого мира списывается с налогов. Все, что покупается на улучшение и увеличение стоимости недвижимости, не облагается НДС, если вы занимаетесь дизайном профессионально. Многие компании не продают мебель частникам — только профи. При этом они тоже делят дизайнеров и архитекторов по классам. Некоторые сотрудничают только с членами ASAD и HOBA.

  • ASAD — Американская Ассоциация Архитекторов и Дизайнеров США
  • HOBA — Home Owner Business Administration

То есть либо вы купите диван за 1000 долларов плюс заплатите НДС, либо вы купите диван за 1000 долларов, минус НДС и минус «архитектурные» проценты. Последние, как правило, дизайнер отдает клиенту, либо они их делят, либо забирает себе в зависимости от того, какие выстроены отношения.

У нас же люди покупают себе квартиру, у них жуткий кредит, нужно делать ремонт, и еще они платят НДС. Это неправильно. При таких условиях сделать нормальный ремонт невозможно.

Читайте также  Эффективные способы очистки парового утюга в домашних условиях

— Может ли эта система выйти на российский рынок?

— Расскажите, из чего складывается грамотный дизайн-проект?

Хороший дизайн-проект как равнобедренный треугольник. Его вершины — деньги, эргономика, красота. Должно быть равновесие между потраченными деньгами, удобством и красотой.

Дом в Бутово или на Дмитровском шоссе, например, не имеет права быть таким, как на Рублевке, — это нелепо. Другая ошибка, когда в хорошо сделанном интерьере пахнет щами: это значит, что у вас плохая вентиляция, плохой инженерный проект.

Меня все знают как человека, который занимается красотой, хотя я в последнюю очередь, как ни странно, думаю о красоте. Красота — это профессиональная вещь. Большинство людей умеют делать красоту, но ничего не понимают в инженерии, эргономике и бюджетировании.

— Как вы считаете, дизайнер должен делать авторский надзор?

— Продуманному проекту авторский надзор не нужен. Проект как рецепт: если он хороший, чтобы начать готовить, повар не требуется. В противном случае это значит, что либо у вас плохой проект, либо ваши строители не умеют читать чертеж.

Я для себя четко разграничил обязанности архитектора, дизайнера и декоратора. Даже написал методичку — «Декоративный кагал», которая объясняет иерархию взаимоотношений: кто кому подчиняется, как избежать конфликтов на больших объектах и как сделать, чтобы клиенты были довольны. Так вот работа дизайнера должна заканчиваться на проекте.

Когда дизайн-проект закончен, мы берем внутри него узкую часть и полостью прорабатываем ее, отдаем инженерам. Инженеры также прорабатывают ее и только затем отдают исполнителям. Последние обозначают конечную цену, которая включает расходы на материалы, без дополнительных счетов. Поставка материалов идет напрямую клиенту. Он выкупает все материалы через магазин, который делает комплектацию на основании проекта.

У каждого дизайн-проекта есть этапы. На Западе у моей команды их 6. В России примерно 10 стадий для дизайна интерьера квартиры, 12—13 — для дома.

— Почему на Западе у вас почти в 2 раза меньше этапов?

Потому что согласований меньше. Да и клиент не может заходить в «операционную». Он не имеет права на свое мнение. Но он может прервать контракт.

— Должен ли дизайнер помогать распределять бюджет заказчика на дизайн интерьера и стройку?

— Конечно, дизайнер должен уметь грамотно управлять финансами заказчика: у нас ведь стройки чудовищно дорогие! Важно просчитать стройку на этапе проекта полностью, от начала до конца. Вовремя объяснить клиенту, что то количество батарей, которое он хочет вложить в интерьер, возможно, совершенно не имеет смысла, а выровнять полы можно не за 5000 долларов, а за 100.

Следить за тем, чтобы деньги, которые могут быть потрачены на красоту, не утекли ни на что другое, что «сидит» в стенах и не может быть проверено, — задача профессионала. Увы, сейчас делают очень много однобоких проектов, в которых не хватает индивидуальных вещей для жизни и красоты.

— Индивидуальные вещи. Что вы имеете в виду?

— Я в проект не допускаю ничего, что можно узнать по изготовителю. Дизайнер-декоратор не должен приходить в интерьер и «вешать» лейблы. Дизайн не подразумевает перепродажу предметов другого дизайнера. Стиль начинается с авторских вещей. И это самое важное.

— Как вы считаете, дизайнер должен уметь создавать эти вещи своими руками? Или он может делегировать эту работу?

— Вопрос индивидуальный: если вы любите и умеете это делать — прекрасно. Создавать вещи своими руками — это удовольствие. А еще способ зарабатывать деньги.

Умение, желание создавать индивидуальные вещи для жизни и красоты — высший пилотаж, это то, что отличает дизайнера-декоратора от профессионального комплектатора. И это то, ради чего все делается.

Интерьер от Марата Ка

Архитектор и декоратор Марат Кушелман, более известный как Марат Ка, объяснил, почему архитектура сегодня – это тавтология и плагиат.

«Я поклонник «хрущёвок» как архитектор, декоратор и потребитель»

Марат Ка (настоящая фамилия Кушелман) родился в семье филолога и математика, в Москве. Но достаточно долгое время прожил в США. Сначала учился в Нью-Йорке на архитектора. Потом работал, участвовал в реставрации и декорировании ряда федеральных объектов в Детройте, Чикаго и Нью-Йорке, среди которых можно отметить исторический дом дизайнера Брайана Килиана, расположенный в Детройте, а также Театр Мартин Бэк в Нью-Йорке. Также он занимался декорированием интерьеров домов Джоржа Сороса, Оливии Голдсмит, Джона Риверза, а также ряда других известных людей – писателей, актёров, общественных деятелей. Сегодня Марат известен как новатор в области интерьерного декора, а также как создатель цветовой системы координат. Псевдоним «Ка» появился случайно, когда редактор телеканала НТВ неправильно сократил фамилию архитектора.

Марат, вы же не только декоратор и дизайнер, но по образованию ещё и архитектор. Давайте начнем наш разговор с архитектуры

— А что о ней разговаривать, архитектуры давно уже нет.

В каком смысле?

— За последние десятилетия ничего нового в архитектуре не происходит. Пожалуй, можно сказать, что после того, как были построены башни-близнецы в Нью-Йорке (1973 год. – Прим. ред.), ничего нового в ней сделано не было. Всё остальное можно назвать тавтология, плагиат, заимствование и т.д. Современная архитектура – это просто инженерия с отделочными материалами.

Грустные вещи вы говорите

— Отнюдь. Это нормальное течение истории, эволюция вещей. Она происходит во всём: кино, музыка. Сейчас в архитектуре другая эра, инженерная, архитектура стала инженерной, но она существует. То же самое происходит, например, с литературой. Ведь глупо бояться, что планшетники и ноутбуки её убьют: они, может быть, убьют бумагу, но не литературу. Читать люди продолжают, а может, и ещё больше стали читать.

Что убьют бумагу – тоже не факт, ведь кино не убило театр. Может быть, «цифра» заменит бумагу в каких-то сегментах?

— Да, может быть, но вот я, например, не читаю с бумаги вообще. Очень давно читаю только с экрана, хотя многих моих знакомых это удивляет. Вроде бы работаю руками и тактильные ощущения для меня должны быть важны… Кстати, сейчас я работаю над новой книгой и рисую для неё иллюстрации, чёрно-белую графику, тоже исключительно на экране планшета.

Так вот архитектура умерла в том консервативном смысле, в каком нам её преподавали пару десятилетий назад. Но это не значит, что ничего нового в этом ключе не происходит.

Чему же тогда сейчас учат архитекторов в вузах – инженерии и декору?

— Талантливому человеку всё равно где учиться, да и нужно ли учиться вообще – это, знаете, ещё вопрос. Людям просто одарённым, конечно, необходимо хорошее качественное образование. Методологию МАРХИ сейчас можно охарактеризовать легендарной ленинской фразой: «верхи не могут править по-новому, а низы не хотят жить по-старому». Когда-то этот архитектурный институт давал потрясающее образование. Но сейчас изменились условия игры: уже не нужно строить огромных городов-заводов, гигантских электростанций, сейчас не строят городами, максимум несколько «высоток».

Сегодня наступила эра концептуальной архитектуры, а её не может быть много. По крайней мере не должно быть много, иначе это выглядит абсурдно. Да, любому городу нужна концептуальная архитектура. Даже Нью-Йорк, при всей его консервативности и прикладной прагматичности, имеет свою концептуальную архитектуру в виде музея Гуггенхайма.

А про Москву что скажете?

— Я очень люблю Москву, гораздо больше, чем, например, Питер. И не хочу вступать в армию тех, кто критикует Москву: и так потоптались по ней уже все кому не лень.

Тогда скажите, что вам нравится больше всего в Москве в архитектурном плане?

— «Хрущёвки». Особенно первого поколения, пятиэтажные.

Вы серьёзно?

— Абсолютно серьёзно. Я поклонник «хрущёвок» во всех их проявлениях как архитектор, как декоратор и как потребитель.

Заявление серьёзное, особенно из ваших уст. Обосновывайте.

— Во-первых, они являются идеальной основой для декорирования. Это такой куб, из которого можно сделать всё что угодно. Как девочка-модель, которая когда не накрашена, не одета – серенькая мышка и её не заметно. Но если над ней поработает визажист, стилист, модельер, она может превратиться в кого угодно.

Во-вторых – потрясающая застройка. «Хрущёвки» начали ругать в тот момент, когда их строили. Но сейчас, 30–50 лет спустя, эти районы превратились в потрясающие такие зелёные дворики, где много деревьев, травы, каких-то кустарников и относительно мало людей на квадратный метр – в отличие от «высоток», где голые дворы сплошь заставлены автомобилями.

Я недавно написал книгу «Кошерный фэншуй», где рассматриваю все предметы вокруг нас с точки зрения правильности и соразмерности. Моё мнение – размер таких «хрущёвок» очень гармоничен и понятен для городского жителя. В том числе потому, что они практически одной высоты с выросшими за 30 лет деревьями. Там нет необходимости лифта – это тоже плюс. Но они идеальны, конечно, только для молодого человека или молодой пары, как мопед идеален для студента. Большой семье нужно уже другое жильё. Но ведь уже ушли в прошлое и времена, когда люди жили всю жизнь в одном доме, а до них там жили их родители, деды… Сейчас мы меняем жильё чуть реже, чем автомобили… Я, конечно, не считаю, что нужно всё снести и настроить одних «хрущёвок», но всё же это совершенно великолепное наследие прошлого века, которым не перестаю восхищаться: в них есть тот драгоценный дух естественности, которого так не хватает новостройкам.

А индивидуальная застройка?

— Это вообще абсурд. Понимаете, дом – это сложнейшая продуманная конструкция. Точно так же, как нелепо выглядят самодельные машины, абсурдно выглядит индивидуальная застройка, будь то частный дом по индивидуальному проекту или какая-то необычная многоэтажка в одном из районов города. Люди, строящие себе дом «с нуля» по своему проекту, занимаются ерундой. Есть проверенные, рассчитанные до мелочей типовые проекты, над которыми работали профессионалы и которые проверялись годами. В них вносили изменения, учитывающие их слабые места, и снова они проходили проверку. Вот именно такими типовыми проектами и нужно оперировать, если вы решили построить дом. Не надо изобретать велосипед. Вот индивидуальный декор, уникальный интерьер – это да, пожалуйста.

А если говорить о более престижной и дорогой московской недвижимости?

— Дома класса «люкс» у нас не строятся, их просто нет, что бы там ни говорили застройщики в своих рекламных текстах. Понимаете, премиум-класс – это не только какие-то огромные залы, дорогой мрамор, позолота и эксклюзивная мебель. Это прежде всего сервис! Если я приобретаю недвижимость класса «люкс», то не хочу встречаться в лифте с соседскими детьми и няньками, тем более с горничной, которая тащит куда-то кучу грязного белья. Не хочу видеть и слышать, как мастер приходит ремонтировать какую-то технику: это всё должно быть обеспечено обслуживающим персоналом жилого комплекса, причём таким образом, чтобы я этого даже не заметил. Для обслуги, водителя и охранника должны быть отдельные туалетные комнаты – это нормально. По крайней мере в нашей квартире в Нью-Йорке всё именно так, хотя она и не считается классом А.

Читайте также  Строим «Дом мечты»мини-лофт для экстремала

Статус определяется не размерами – ведь будь ты хоть суперолигархом, всё равно не станешь спать на трёхметровой кровати. Нет ничего глупее 60-метровых туалетов, а поверьте, в Москве такие есть. Меня в содрогание приводят все эти элитные дома с ценником 40–50 тысяч евро за метр. Когда же уже у нас тоже поймут, что статус это не выставленная напоказ роскошь, а прежде всего качество сервиса!

У нас нет такого сервиса – ещё не научились?

— Я не видел, не знаю. Много чего знаю в Москве, но хорошего сервиса, настоящего класса А, не видел.

Научатся – русский народ быстро всё схватывает! Нам для этого требуется, как показывает опыт последних 20 лет, намного меньше времени, чем тем же американцам.

— Это правда, и это хорошо. Мы быстро учимся: посмотрите, какие моллы уже научились строить. Кстати, у меня предчувствие, что большие гипермаркеты скоро уйдут из Москвы. Мне кажется, будущее за небольшими супермаркетами шаговой доступности. Есть такая тенденция, и из-за пробок в том числе. Скорее всего, Москва в конечном итоге превратится в такой бутиковый город. И это тоже хорошо.

Больше того, я вам скажу, что не принадлежу к «болотникам». Считаю, что всё, что в Москве происходит – по воле властей или как-то само собой, – идёт в правильном направлении. Повторюсь, я очень люблю Москву, верю в энергетическую силу и потенциал этого города. Хотя она всегда строилась хаотично, но из этого хаоса как-то само собой всегда получался вполне себе нормальный порядок. Она развивалась сама, естественным путем. Вот Петербург – искусственный город, он был построен «насильственно», и без постоянного вмешательства человека, без поддержки он быстро придёт в упадок… А Москва – это такое самостоятельное место, уже много веков. Она сама себя строит, живёт своей жизнью.

Марат, а вы много путешествуете? Любите возвращаться в какие-то определённые места или открывать для себя новые?

— Знаете, я начал активно путешествовать по миру ещё до того, как интернет стал повсеместной реальностью. И вот заметил такую вещь: сейчас если даже простой человек полетит на МКС, он не будет удивлён видом из иллюминатора, потому что уже видел это. То же касается и самых экзотических стран – всё это мы уже видели на фото в сети или по телевизору. То же самое происходит и со всём остальным: например, мы едим ту же рыбу и тех же моллюсков, что и в Токио или на Лазурном Берегу. Нам продают цветы, выращенные в Эквадоре, мы ездим на тех же авто, что и американцы, европейцы, корейцы… Мир сжался, и в нём не осталось ничего, что может удивить.

Марат, а почему после 15 лет жизни в Нью-Йорке и признания профессиональным сообществом вы все же решили вернуться в Москву? Ведь у вас там прекрасно складывалась карьера.

— Она и сейчас у меня там прекрасно складывается. Я продолжаю работать с американскими заказчиками. Просто живу здесь.

А почему всё-таки здесь? Ведь там и сервис лучше

— Просто у меня жена категорически отказалась там жить. Вернувшись в Москву, я понял почему. Здесь нескучно, интересно и жить и работать. Ну и потом, я родился в Москве, а Нью-Йорк всегда был для нас чужим.

Вы живёте здесь в квартире или в загородном доме?

— И там и там, смотря где удобнее работать в данный момент.

Дома у вас есть вещи, которые вы сделали своими руками?

— Нет, свой дом предпочитаю видеть немножко другим. Я давно коллекционирую восточную живопись, и у меня скопилось уже довольно большое собрание: есть работы японских, китайских, кавказских художников. Именно этими полотнами и украшен мой дом. Мне кажется, этого достаточно.

В бумажной версии этот текст можно прочитать в журнале «Мир и Дом» (№1о, 2014 год), который является партнёром портала Элитное.РУ

Роскошный мастер-класс от М арата К а

Пожалуй, на всей территории нашей необъятной родины не найти второго такого дизайнера-декоратора, чей список клиентов, большинству из которых важно продемонстрировать богатство и статус в своем интерьере, был бы таким же обширным и внушительным, как у Марата Ка. Именно он чаще, чем кто бы то ни было, в своей каждодневной работе сталкивается с запросами, относящимися ко всему, что связано с красотой и роскошью.

На страницах нашего журнала декоратор, архитектор, телевизионный ведущий, новатор в области технологий декорирования интерьеров, автор методологических и научно-популярных изданий по теории и практике декорирования, создатель цветовой системы координат, сделавший в России профессию декоратора самостоятельной наряду с профессиями дизайнера и архитектора, Марат Ка делится своими мыслями о роскоши, стиле, утонченности и многих других сопутствующих им понятиях.

О «фанерной» архитектуре, подмене понятий и соответствии всего и всему

«Я с большим уважением отношусь к “фанерной”, то есть модной архитектуре, но я против подмены понятий: сегодня некоторые дизайнеры нередко пытаются выдать желаемое за действительное. Я называю это дизайном-перевертышем. Например: мне очень нравится, когда в старом бетонном лофте или на каком-нибудь заводе неожиданно стоит роскошный, дорогущий диван или стол с золотыми ножками. Это замечательно! Но я против, когда в роскошном интерьере стоит современный стол — как против и того, чтобы стол, который сделан из фанеры, выдавали за предмет, являющийся стилистически правильным.

Арх. Ольга Тищенко, «Олигархи тоже люди»

Человеку, проповедующему какие-то сущностные вещи, самому следует от начала до конца соответствовать своей проповеди. Например, если архитектор проповедует минимализм, который присутствует в его архитектуре, он также должен быть в его одежде, еде, даже в музыке, которую тот слушает. Иначе все это подмена понятий, которая в нашем обществе происходит сплошь и рядом.

Человеку, проповедующему какие-то сущностные вещи, самому следует от начала до конца соответствовать своей проповеди. Например, если архитектор проповедует минимализм, который присутствует в его архитектуре, он также должен быть в его одежде, еде, даже в музыке, которую тот слушает. Иначе все это подмена понятий, которая в нашем обществе происходит сплошь и рядом.

Вот, к примеру, вопрос, относящийся к искусству: почему в Пушкинском музее, в этом роскошном особняке, проходит выставка авангарда. Или вот недавно я пришел в Еврейский музей и центр толерантности. Оговорюсь: я не против толерантности и евреев люблю, но почему считается, что евреи — это когда грустно, печально, бедно? Когда речь идет в первую очередь об их страдании, о том, сколько их убивали. Здесь, на мой взгляд, тоже подмена: увиденное — лишь экспозиция о толерантности по отношению к евреям. Экспозиция, но не музей. Музей — это другое понятие. Почему этот бетонный сарай с наклеенными на пенокартон фотографиями называется музеем? Почему не рассказывается о том, что среди евреев были Чарли Чаплин, Альберт Эйнштейн, Голда Меир и остальные красивые, известные, относящиеся к цвету человечества персоны. Здесь вообще нельзя разделять понятия, но было бы уместно создать музей всем жертвам нацистских репрессий».

О золоте, женщинах и совершенстве

«Роскошь не обязательно подразумевает наличие золота. Роскошь должна ассоциироваться с одной вещью — совершенством. Роскошная вещь может быть даже из бетона. Хотя, конечно, о роскоши у каждого свое представление… Кого мы воображаем, когда произносим “роскошная женщина”? Дебелую блондинку, обильно увешанную бриллиантами, или климтовскую красавицу? Один из портретов прерафаэлитов или “Незнакомку” Крамского? Или картины Врубеля, Кустодиева? В этой ипостаси искусства прежде всего должна быть неизбыточность.

«Дом известного писателя»

К сожалению, в представлении многих роскошь — это какая-то цыганщина . Но роскошь не определяется количеством, обилием чего-то в вещи: золота или даже бетона. Роскошь — это когда совершенно. Поэтому архитектура Тадео Андо роскошна — несмотря на то, что в ней нет золота, но есть как раз бетон.

А что такое, скажем, роскошный город? Можно таковым назвать Москву? Нет, это просто богатый город. А Санкт-Петербург? Да, это роскошный город. Несмотря на то, что, может быть, он несовершенен и далеко не нов. Также как роскошная женщина не обязательно должна быть молодой. А вот роскошный мужчина непременно должен быть умен».

Об уместности, стиле и гармонии

«Роскошь невозможна без наличия стиля, культуры, гармонии, без сочетания этих качеств во всем. Например, на современной кухне готовят борщ — это не роскошно, потому что запах борща ассоциируется с деревенской кухней. Бывает, клиенты говорят мне, что хотели бы в своем доме иметь “роскошную минималистскую кухню”. Я на это обычно задаю вопрос: “Вы на ней суши собираетесь готовить. ” Но, господа, это не соответствует вашему сознанию, уровню жизни!

Или когда человек решает: “Куплю-ка я китайского антиквариата!”, а сам — бандит бандитом… Да, наверное, на сегодняшний день есть такая тенденция демократизации во всем, но и она ставит определенные условия и обозначает возможности. Будучи в Венском театре, я наслаждался общим понятием роскоши даже от того, в чем люди туда пришли. Причем пришли одетые определенным же образом: не просто хорошо, а ровно хорошо. Мужчины были в темных костюмах, женщины в темных платьях — никакой крикливости, демонстрации роскоши, богатства, ничего “слишком”…
Если ты создаешь себе мир, ты должен этому миру соответствовать, должен его как минимум понимать.

О роскоши написано даже в Библии. Да, это то, о чем люди задумываются не в первую очередь, потому что в первую очередь думают о еде, сексе, любви. Но следующий этап высшего сознания человека заключается в том, что он начинает думать об окружающих его людях и вещах — и тут встает вопрос абсолютного искусства».

Арх. Александр Цимайло «Просто лофт»

О безумстве, недосказанности, абсурде и иронии

«Наверное, чтобы творить настоящее искусство, нужно в чем-то быть супермастером, а в чем-то — немножко сумасшедшим. Когда я был на последнем концерте Исаака Перельмана, первый раз в жизни почувствовал комок в горле и видел, как женщины в зале плакали от скрипичной музыки. Но потрясло меня не совершенство его игры: наверное, Ванесса Мэй играет совершенно, но она не играет роскошно, а Перельман играл — роскошно!

Есть еще один момент обязательного присутствия той тонкой грани, что отделяет роскошь от пошлости, китча. Для меня, например, Версаль и его интерьеры не являются роскошным примером архитектуры. А ленинградская архитектура — роскошна. В ней есть тонкость и недосказанность. Как говорится, от стола нужно отходить немножко голодным. И на самом деле, для того чтобы видеть всю эту роскошь, нужно обладать определенным культурным уровнем.

Читайте также  Спальня для принцессы

Шедевр дизайн-студии «Доминанта»

И здесь возникает такое понятие, как абсолютное искусство, когда важно, для кого оно существует и на каком уровне. Можем ли мы утверждать, что попса или писание детективов — не искусство? Или можем ли назвать роскошным какой-нибудь механизм, прибор — скажем, фотоаппарат? Да, если в нем соединяется некое количество характеристик: инженерия, возможность получить определенную картинку, удобство, даже звук. И обязательно стоимость. Потому что роскошная вещь должна стоить недешево, иначе теряется ее смысл. Также как ужасная вещь не может стоить дорого: например, пластмассовая тарелка или пластиковые часы с бриллиантами — вообще вещи абсурдные. Хотя абсурд — тоже одно из слагаемых искусства.

И как в роскоши должна присутствовать некоторая доля абсурдности, недосказанности, так же необходима способность смотреть на некоторые вещи легко, как бы со стороны, с иронией. Без иронии роскошь превращается в пошлость».

О мере, утонченности и массовости

«Есть произведения искусства, которые невозможно представить в интерьере квартиры: они должны быть в музее или в его запаснике или под них нужно специально строить интерьер. Ведь, скажем, нельзя же все время есть в мишленовском ресторане и пить только роскошное вино. Вообще, роскошь — для тех, кто понимает, кто видит и чувствует, у кого есть определенное образование и культура, потому что роскошь в целом — очень глубокое понятие. Это изысканная форма жизни для некоторой группы людей. И потому она не может быть массовой, иначе просто перестанет быть роскошью.

Арх. Павел Иванчиков, «О клиенте даже боюсь думать»

Здесь же уместно говорить и о чувстве меры во всем, о разборчивости.

Лауреату Нобелевской премии, писателю Исааку Башевису-Зингеру принадлежат слова на эту тему: “Мне не нужно, чтобы меня любили все, — мне достаточно моих читателей”. Роскошь без иронии — это пошлость».

Записала Элла Лацис
Фотографии: Алексей Лерер; из архива Лаборатории Марата Ка

Интерьер от Марата Ка

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Начиная свою работу над интерьером, необходимо помнить, что если перед вами стоит задача получить идеально ровную поверхность матового цвета, сделать абсолютно белый интерьер или тот, который не создает ощущения покрашенного, — это задача Декоративных поверхностей. Кроме того, ни они сами, ни интерьеры, в которых они используются, никогда не стареют, как физически, так и морально. Старый рояль всегда будет выглядеть красивым. И даже если на нем появится царапина, можно добавить еще сотню и сказать: «Это особое искусство!». С Декоративными поверхностями – то же самое. – Вы решаете, как они должны выглядеть! От того и стоимость интерьера, включающего в себя Декоративные поверхности, возрастает автоматически, потому что это порождает его эксклюзивность.

Любая поверхность характеризуется тремя основными характеристиками: плоскостью, шероховатостью и блеском. Плоскость – это степень ровности поверхности, измеряемая в процентах и обозначаемая номером F . Максимально возможная плоскость, т.е. идеально прямая составляет 100% ровности, незначительно волнистая – 90% и т.д. Шероховатость – необходимая для интерьер-дизайна характеристика, определяемая на уровне тактильных ощущений и разделяемая на три степени шероховатости: опака, гладкая поверхность и травертин (понятие античной выщербленной поверхности). По степени блеска поверхности разделяются на: матовые, полуматовые и блестящие, которые в свою очередь тоже имеют несколько градаций:

— Матовые поверхности: абсолютно без блеска (dead flat), с минимальным блеском (flat), матовые (matt) и полуматовые (semimatte).
— Полуматовые поверхности имеют 6 видов блеска: мягкий блеск (soft sheen), атласный блеск (satin), атласное дерево (satin wood), яичная скорлупа (egg shell), шелковая (silk) и полублестящая (semigloss).
— Блестящие также имеют 6 степеней блеска: блестящая (gloss), три уровня сильно блестящих (high gloss, supergloss, brilliant gloss), лакированная (lacquer) и зеркально-блестящая (mirror).

Однако, говоря про степень блеска поверхности, не стоит забывать и про ее материал, ведь эти два понятия тесно связаны. Так, например, деревянная поверхность должна быть полуматовой, а не блестящей, иначе она будет выглядеть довольно неприятно. Тогда как, гранитная – скорее блестящей и полублестящей. – Матовые оттенки для нее практически неприемлемы, если только это не представляет собой специальный художественный замысел.

При этом какова бы ни была плоскость, шероховатость и блеск поверхности, для получения идеальной Декоративной поверхности, а впоследствии красивого и функционального интерьера, необходимо использовать профессиональные и качественные материалы. Так, например, если вы хотите создать эффект старых дверей, необходимо их имитировать. В этом случае можно использовать как акриловые, так и современные декоративные финиши, но лучше всего применить обычные масляные краски. Эффект будет потрясающий… Вообще основное из качеств интерьера – это ухоженность, а потому в нем имеют такое большое значение способы покраски поверхностей. Ведь если просто закатать комнату с помощью валика одним единственным цветом, невозможно получить желаемой глубины, недаром подобный способ покраски называется «складской». А для того, чтобы приготовить вкусное блюдо, необходимо не только взять свежие продукты и воспользоваться правильной рецептурой, но и добавить определенное количество специй. Красота интерьера заключается в его мудрости, изяществе и вашем умении сложить все его компоненты в одном пространстве и в правильной последовательности. В зависимости от способа покраски декоративных поверхностей они могут подразделяться на активные, пассивные и художественные.

Особенности декорирования материалов:

Дерево природный материал, изначально имеющий декоративную выделку, созданную самой Природой. Под натуральным цветом дерева понимается тот, который можно получить путем зашкуривания поверхности. Однако как только оно обрабатывается защитным слоем, будь то лак, масло, воск или пропитка, дерево перестает быть натурального цвета, приобретая тот или иной декоративный оттенок. Самая сложная задача декоративного финиша – сделать натуральный дуб или бук, чтобы при этом создавалось ощущение абсолютной защищенности.

В архитектурно-интерьерной индустрии на протяжении всего времени использовались пять пород дерева, которые разделялись по типу древесины, внешнему распилу и инструменту, который необходимо было применять для их обработки: самшит (береза, груша, яблоня и тополь) или поделочное дерево, дубовые (ясень, каштан, сосна, лиственница), липа (береза, тополь, сосна, бук, клен), орех и красное дерево. При этом каждое из них больше подходит для реализации определенных идей, в зависимости от того, какую цель вы перед собой ставите. Например, из бука лучше всего делать стулья, столы и двери, а вот для пола он не подходит, потому как не обладает особой пластичностью. – Если вы пройдете по буковому полу на каблуках, на нем останутся следы, и восстановиться он уже не сможет.

Сделать деревянную поверхность темнее или светлее, придать глубину и насыщенность, можно различными декоративными методами, в число которых входят: традиционные и химические отделки, окрашивание и многое другое. Дуб, например, может быть выбелен под цвет разных интерьеров с помощью хлорки, перекиси водорода или белого воска.
Дерево на протяжении всего времени подвергалось химической и колористической обработке. На сегодняшний день существуют три системы окраски дерева: алкидные морилки, которые считаются самыми удачными, спиртовые морилки – то, чем пользовались в советские времена, не отличающиеся особой привлекательностью и акриловые патинации – современная система покрытия прозрачными лессировочными слоями. Так, например, для того, чтобы получить глубокий черный цвет деревянной поверхности, ее нужно покрасить не черной краской, а слоями различных оттенков, от малинового до черного. Подобной техникой красится сегодня вся мебель, производящаяся в Англии и Италии.
Мрамор как и дерево не может быть плохим или хорошим, ведь это материал натуральный с определенными инженерными и техническими законами. Поэтому, продумывая тот или иной дизайн с использованием мрамора, необходимо прежде проконсультироваться со специалистом. Например, делать мраморную стену, на которой не было бы видно стыков мрамора, нужно исключительно декоративными отделками. – Природный мрамор выглядит намного хуже, нежели декоративная стена, а щели и трещины в нем – обычное явление, поэтому если хотите монолитный пол лучше воспользуйтесь бетоном, как это было в Венеции.

Зеркало. Существует несколько градаций зеркал. Бутиковое – дорогое, но в то же время, наиболее искажающее изображение. Оно чуть удлиняет и придает золотистый оттенок, но, тем не менее, егодостаточно часто, видимо, по глупости используют в интерьере и на выходе получают совершенно искаженное изображение.

Интерьерное зеркало сегодня можно наблюдать во Франции (отель Ритц, Лувр, Версаль и т.д.). По ошибке его иногда называют застаренным, хотя в действительности оно таковым не является. Такие зеркала бывают разных оттенков: золотистое, бронзовое, с красными или черными подложками, и делятся в свою очередь на два вида: с точечками и сусально листовые (Версаль). Кроме того, они используются не только снаружи, но и внутри мебели. И, наконец, обычное зеркало, которое абсолютно не отражает интерьер. Это как музыка в ресторане, которая всегда звучит либо немного громче, чем требуется для того, чтобы можно было вести диалог, либо начинает шипеть так, что хочется ее выключить. Обычное (дешевое) зеркало отражает интерьер в алюминиевом оттенке и немного ярче, чем он выглядит в действительности, поэтому зеркало еще до помещения в интервью замутняется. И за счет своей слабой степени отражения оно создает большую глубину отражаемого пространства. Застаренная мебель существовала всегда, и, несмотря на то, что в принципе была декорируемой, выглядела как натуральная.
Конечно, нет ничего плохого и в тех материалах, которые мы привыкли видеть в своих интерьерах: линолеум, керамогранит, обои, ламинат и т.д. Плохо то, что подчас они неправильно используются или даже, скорее всего, просто не сочетаются друг с другом… И в этом случае помещение вместо того, чтобы стать красивым, превращается в абсолютно абсурдное… Что может быть бредовее, чем дубовый паркет рядом с керамогранитом? – Все равно, что тюнингованные Жигули… А клеить бумагу на стены (обои), когда в интерьере висят шелковые шторы? – Настоящее мещанство! Почти, как если бы экзотический салат выложить на одноразовую пластиковую тарелку… Поэтому прежде чем заниматься дизайном, все же не мешало бы познакомиться поближе с теми материалами, которые вы собираетесь в нем использовать… И тогда, наверняка, у вас все получится…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: