6 странных домов Москвыкак и зачем они появились

Столичные причуды. 10 странных московских домов

Столица всегда была сосредоточением разных течений в архитектуре, странных идей и денег. Поэтому на её улицах нередко можно встретить необычные здания, которые не вписываются в наши представления о русской архитектуре. АиФ.ru рассказывает о 10 таких домах.

Дом Морозова

Рядом с м. «Арбатская» высится дом Морозова, который выделяется на фоне как современных, так и исторических зданий. Судьба дома связана с миллионером Арсением Морозовым, который по возвращении из путешествия по Испании и Португалии задумал построить в Москве невиданный дом, сочетавший в себе элементы испано-мавританской средневековой архитектуры. Ещё на стадии строительства планы богача вызвали широкий общественный резонанс: многие считали такое строительство безвкусной эксцентричной выходкой. Нашёл проект своё отражение и в литературе: в романе Льва Толстого «Воскресение» князь Нехлюдов, проезжая по Волхонке, размышляет о строительстве «глупого ненужного дворца какому-то глупому и ненужному человеку», имея в виду именно дом Морозова. После революции в особняке размещался штаб анархистов, театр, редакция газеты и другие организации. В 2003 году он был отреставрирован, и теперь здесь проходят встречи правительственных делегаций, дипломатические переговоры, конференции.

Особняк Арсения Морозова

Дом страхового общества «Россия»

Сретенский бульвар, д. 6/1.
1902 год.

Дом страхового общества «Россия» на Сретенском бульваре стилизован под непривычный для Москвы поздний итальянский ренессанс. Дом состоит из двух корпусов, соединённых кованой оградой, выполненной по рисунку архитектора О. В. Дессина. Здание в начале XX века было не просто красивым памятником архитектуры, а вершиной технического совершенства своего времени. Оно отапливались при помощи 8 отопительных котлов в подвале, в нём существовала система вентиляции и увлажнения воздуха, своя собственная артезианская скважина и электростанция, работающая на нефти. С приходом советской власти в доме было помещено Российское телеграфное агентство, главное артиллерийское управление Красной Армии, Главполитпросвет, где работала Надежда Крупская, редакции газет и литературный отдел, в котором трудился в том числе и Михаил Булгаков. В 1990-е годы дом снова был превращён в элитное жильё.

Дом страхового общества Россия

Дом на Плотникова

Плотников переулок, д. 4/5.
1907 год.

На углу Плотникова и Малого Могильцевского переулков стоит странный дом, построенный в 1907 году архитектором г. Бройдо. На его фасаде установлены барельефы, изображающие русских писателей Гоголя, Толстого, Пушкина, античных муз и фривольные сцены. Существует версия, что первоначально этот фриз предназначался для Музея изящных искусств на Волхонке, но из-за своего откровенного содержания был отвергнут, а его части позже были использованы в ходе строительства этого доходного дома. Что на самом деле хотел сказать этими барельефами художник, москвичи спорят до сих пор.

Дом на Плотникова

Дом Мельникова

Кривоарбатский пер, д. 10.
1929 год.

Константин Мельников, один из лидеров авангарда в советской архитектуре, спроектировал десятки зданий, но известен больше всего его собственный дом в районе Арбата. Это строение представляет собой два врезанных друг в друга на треть радиуса цилиндра, которые образуют необычную форму в виде цифры 8. Этот удивительный для 20-х годов прошлого века дом (одноквартирный особняк!), сочетавший в себе конструктивные особенности и композицию, которая и сегодня остаётся новаторской, был ещё и очень удобным и практичным. «Дам премию тому, кто сумеет сосчитать, сколько в доме этажей, а своему брату-архитектору — загадку: откуда взялось такое богатство разнообразия в объёмах из одной-единственной формы стандарта, составившего органическое существо архитектуры нашего дома», — говорил Мельников. Дом пережил годы репрессий, Великую Отечественную войну и перестройку. В 2000-е годы проходили затяжные тяжбы между потомками архитектора за право собственности на дом, который постепенно приходил в упадок. В конце 2014 года, согласно приказу Министерства культуры РФ, дом станет филиалом Музея архитектуры им. А. В. Щусева, и в нём пройдёт научная реставрация.

Дом Мельникова

Дом-коммуна

С виду ничем не примечательное здание на улице Орджоникидзе привлекает много туристов: ведь именно здесь планировалось воплотить в жизнь социалистический принцип построения общества. Проект студенческого общежития был заказан архитектору Ивану Николаеву в 1928 году. Согласно нему, здание должно было вмещать 2000 человек, причём жить они должны были по двое в комнатах площадью не более 4 квадратных метров. При этом личное пространство сводилось к минимуму. Дом представлял собой «машину для жилья»: студенты следовали жёсткому распорядку дня. С утра они просыпались в «спальных кабинах», где были только кровати и табуретки (всего таких кабин было 1008), затем, как по конвейеру, по очереди мылись в душе, шли в физкультурный зал, где вместе выполняли зарядку, спускались по специальным пандусам вниз и отправлялись в институт. Вечером в спальном корпусе студент оставлял вещи в раздевалке, проходил в нижнем белье в спальную кабину. Кабина вентилировалась с применением озонирования воздуха. Впрочем, проект не исключал применения и усыпляющих добавок. Общежитие просуществовало здесь вплоть до 1996 года, однако распорядок вскоре был нарушен: в кабинах для сна студенты хранили личные вещи, использовали их в том числе и для отдыха днём. В 1996 году общежитие расселили, и долгое время здание, пришедшее в аварийное состояние, пустовало. В 2013 году была проведена реконструкция, в ходе которой площадь комнат была увеличена согласно современным санитарным номам до 11 и 17 квадратных метров, в здании появились кафе, квартиры для иностранных преподавателей.

Дом-коммуна

Дом-кольцо

Ул. Нежинская.
1972 год.

Первый круглый дом на 913 квартир был построен в Москве в 1972 году на улице Нежинской в преддверии московской Олимпиады. Первоначально такие дома планировалось строить в олимпийской деревне: 5 колец должны были образовывать символику Олимпиады. Проект таких домов понравился столичным властям, и ими хотели застроить всю Москву. Однако после постройки первых двух строений (второй дом находится на ул. Довженко) оказалось, что они непрактичны, дороги в обслуживании и не отвечают современным требованиям: в их дворах мало солнца, а организовать парковку крайне сложно.

Дом-кольцо

Дом-корабль

Ул. Большая Тульская, д. 2.
1972–1993 годы.

Ни один дом в Москве не получил такого количества прозвищ, как жилое здание на Тульской. Его называли «Домом атомщика», «Кораблём», «Титаником», «Домом холостяка», «Лежащим небоскрёбом». Первое прозвище имеет три версии: по одной из них, здесь селили работников атомной промышленности. По другой — железобетон производился оборонными предприятиями, в том числе теми, которые выпускали стройматериалы для атомной промышленности. По третьей — прораб стройки до строительства дома-корабля не строил ничего, кроме атомных станций. «Домом холостяка» это здание называли потому, что здесь было множество однокомнатных квартир, в которых в советское время жили те, кто не успел обзавестись семьёй. Но чаще всего здание на Тульской называют «Домом-кораблём» из-за внешнего сходства с лайнером, а своё прозвище «Титаник» он получил в 1990-е, когда начал приходить в упадок.

Дом-корабль

Дом-яйцо

Ул. Машкова, 1/11.
2002 год.

Дом-яйцо спроектирован в мастерской Сергея Ткаченко, где в 1998 году был разработан подобный проект для родильного дома в Вифлееме, который не был реализован, и в 2002 году его было решено построить в Москве. В отличие от родильного дома, московский проект рассчитан только на одну квартиру площадью 342 квадратных метра. Это здание называют символом лужковской эпохи. Кто-то считает его уродливым, кто-то — смелым, раздвигающим границы возможного строительства в столице. Однако нельзя отрицать, что это строение — одно из самых известных в столице. Оно включено во многие путеводители, и к нему даже водят экскурсии. Стоит дом-яйцо около 350 миллионов рублей и всё ещё ищет своего покупателя.

Дом-яйцо

Дом Познера

«Дом Познера» на Малой Дмитровке является ещё одним символом лужковской эпохи, когда исторический облик города рушился. В 1999 году мэр Москвы Юрий Лужков распорядился выдать в аренду земельный участок на Малой Дмитровке под строительство семиэтажного дома, где должна была разместиться школа журналистики, созданная Владимиром Познером. Против этого строительства выступили местные жители, ряд политических партий, общественных организаций. Рядом со стройкой проходили акции протеста, в прокуратуру направлялись многочисленные жалобы с требованием прекратить разрушение дома № 22, который был признан памятником архитектуры. В 2004 году прокуратура направила Главному управлению охраны памятников Москвы предостережение по факту многочисленных нарушений в ходе строительства. Позже распоряжение мэра было изменено, и дом 22 стал конструктивной частью нового строения.

Дом Познера

Дом-утюг

Ул. Киевская, вл. 3–7.
2008 год.

Построенный рядом с киевским вокзалом многофункциональный комплекс «Легион-3» имеет общую площадь 75 тыс. квадратных метров. Строение выделяется своей необычной формой, похожей на корабль. Создатели дома называют его «Титаником», а москвичи — «утюгом».

6 странных домов Москвы: как и зачем они появились

Эти здания сложно не заметить. Наверняка и вы, проходя или проезжая мимо, не раз поражались их облику: что за удивительное здание стоит возле метро «Тульская» и зачем дому на Беговой «ножки»? Рассказываем!

Читайте также  Как сделать нескучным белый интерьер9 крутых идей

Как серый «Дом на набережной» стал символом столицы

Когда-то «Дом на набережной» воплощал в себе мечты о светлом будущем. Архитектор Борис Иофан в 1931 году реализовал удивительный проект — коммуну по идеологии и элитный жилой комплекс по факту.

Адрес: Москва, ул. Серафимовича, дом 2
Год постройки: 1927–1931 годы
Автор проекта: Борис Иофан
Стиль: конструктивизм

Замыселреальность: после переноса столицы из Петрограда в Москву в 1918 году катастрофически не хватало жилья для чиновников. Советское правительство решило построить специальный дом для сотрудников ЦИК и СНК: архитектор был известен заранее — Борис Иофан.

Иофан спроектировал уникальный автономный комплекс, включавший, помимо квартир, клуб, кинотеатр, библиотеку, столовую, парикмахерскую, магазин, спортивный зал и механическую прачечную. Здесь впервые применили унифицированные сборные строительные материалы, оригинальные безбалочные перекрытия в форме усеченных пирамид. Строительство продолжалось четыре года вместо запланированных двух и обошлось в 24 млн рублей, что в 4 раза превысило предполагавшиеся расходы.

Судьба: в 1941 году дом опустел — все жильцы были переселены, эвакуированы или добровольно ушли на фронт. В доме отключили отопление, газ, электричество. Дом опять был заселен в 1942 году, когда смертельная опасность для Москвы миновала.

Сегодня в бывшем домовом клубе находится Театр эстрады. Фонтанов во дворах больше нет — забетонированы. Дом нуждается в реставрации: с фасада и балконов отпадают куски бетона.

Количество квартир: 505

Планировка: квартиры были в основном трех- и четырехкомнатные, площадью 150–170 кв. м. Но есть и пяти-семикомнатные квартиры: прихожая, гостиная, кабинет, столовая, спальни, комната для прислуги, кухня — чиновникам жаловаться не приходилось. Кухни были очень маленькими — ведь в доме была столовая. Квартиры были полностью обставлены мебелью и оборудованы всем необходимым: газовыми плитами и сантехникой, телефонами, светильниками — правда, с инвентарными номерами.

Сколько стоит квартира: цены начинаются от 28,5 млн рублей за однушку площадью 53 кв. м. За трехкомнатную квартиру (128 кв. м) с дизайнерским ремонтом просят 72,3 млн рублей.

Сколько стоит аренда: однушку с простеньким ремонтом можно снять за 100 000 рублей/месяц, а вот за квартиру площадью 130 квадратов придется отдавать в месяц около 300 000 рублей.

Кто и зачем построил «Дом на ножках» в Москве

Архитектор не просто так предложил такое нестандартное решение для этого дома. Правда, от первоначального проекта осталось немногое.

Адрес: Москва, ул. Беговая, 34
Год постройки: 1978 год
Автор проекта: архитектор Андрей Меерсон
Стиль: советский модернизм

Замыселреальность: первоначально строительство дома планировалось на берегу Химкинского водохранилища, недалеко от станции метро «Водный стадион». Архитектор «поднял» дом на ноги, чтобы обеспечить проход под ним к набережной: согласитесь, идея была хорошая.

Но к Олимпиаде 1980 года футуристический дом решили поставить на видном месте — главном въезде в Москву. Идея опор-ног осталась, но дом утратил от первоначального проекта 3 этажа, которые не стали достраивать по технологическим причинам.

Это интересно: «Дом на ножках» — первый с применением монолитного железобетона в СССР.

Есть ли похожие проекты? Дома на ногах есть в Москве в районе ВДНХ: 17-этажный дом по адресу Проспект Мира, 110 и 25-этажный дом по адресу Проспект Мира, 184. Похожий дом стоит на Новосмоленской набережной в Питере. Из новых проектов «на ногах» — дом на Мосфильмовской 2011 года постройки.

Количество квартир: 299

Сколько стоит квартира: от 6,5 млн рублей за однушку площадью 31 квадрат до 14 млн за 57 квадратных метров с хорошим ремонтом.

Сколько стоит аренда: цены варьируются от 43 до 48 тыс рублей за двушку в зависимости от ремонта.

Дом Наркомфина: есть ли будущее у дома-коммуны в Москве?

Глядя на желтый обветшавший дом на Новинском бульваре, трудно представить, что всего 80 лет назад он поражал воображение не только советских архитекторов, но и всемирно известного Ле Корбюзье. У кого появилась идея создания дома-коммуны, почему проект не стал массовым и возможно ли вернуть зданию первоначальный облик — рассказываем самое интересное о Доме Наркомфина.

Адрес: Москва, Новинский бульвар, 25, корп. 1
Год постройки: 1930-й год
Автор проекта: архитекторы Моисей Гинзбург и Игнатий Милинис
Стиль: конструктивизм

Замыселреальность: дом для работников Наркомфина строился как первый в Москве дом-коммуна (точнее, дом переходного типа: от буржуазного жилища к социалистической коммуне). По задумке архитекторов комплекс должен был состоять из четырех зданий, но в условиях экономии средств (в советское время это встречалось сплошь и рядом) построили лишь три.

Длинный шестиэтажный жилой корпус поставили параллельно Новинскому бульвару. Рядом построили коммунальный корпус: в нем должны были располагаться кухня, столовая, библиотека, спортзал и клубная зона. С жилым корпусом его связал застекленный коридор — непогода не могла помешать отдыху жильцов. В третьем здании всего два этажа: здесь были гараж и механическая прачечная.

Самые необычные дома Москвы

Этот 14-этажный жилой дом называют в народе не иначе как «домом-кораблем» или «Титаником». Построенное в 1981 году в стиле брутализма это панельное здание ярко выделялось на фоне старой малоэтажной застройки района. Своими внушительными размерами (400 м в длину и более 50 м в высоту), а также верхними рядами остекленных балконов, оно походило на круизный лайнер. Кстати, на верхних этажах расположены двухэтажные квартиры, которые задумывались как элитное жилье.

Строительство велось по заказу Министерства атомной промышленности СССР. Отсюда — еще одно название этого московского дома — «Дом атомщиков», а также и уникальная прочность бетонных стен, не уступающая советским атомным реакторам.

Дом-улей

Кривоарбатский пер., 6

Дом-мастерскую архитектора Константина Мельникова именуют «иконой конструктивизма» и по значимости для русской культуры сравнивают с Кижами и собором Василия Блаженного. В 1927 году гениальный зодчий спроектировал «восьмерку» из врезанных друг в друга цилиндров, создав в центре Москвы не просто жилой дома для себя и своей семьи, а пространство, подобного которому не было в мире. Дом, построенный без несущих опор и балочных перекрытий, пережил взрыв фугасной бомбы, был восстановлен после войны и вошел во все учебники по архитектуре.

За простоту и экономичность его стали называть дом-улей. Сегодня (после долгих тяжб и разбирательств) знаменитый дом Мельникова открыт для посещения: сюда организуются ежедневные экскурсии (одна группа в день не более пяти человек). Гостей знакомят с архитектурными особенностями памятника, показывают фирменные шестиугольные окна, спальню с венецианской штукатуркой и раскладную «сороконожку», за которой собиралась семья всемирно известного зодчего. Билеты можно приобрести на сайте Музея архитектуры им. А. В. Щусева.

Дом на ножках

Ул. Беговая, 34

Этот дом был построен в 1978 году по проекту архитектора Андрея Меерсона как экспериментальный. Главная особенность строения — двадцать пар железобетонных «ног»-опор, благодаря которым дом и получил в народе прозвища «дом на ножках», «дом-сороконожка», «дом-осьминожка» и «избушка на курьих ножках». Эти опоры сужаются книзу, что создает эффект «ненадежности» конструкции. Сам же дом словно расширяется кверху — каждый следующий из 13 этажей выступает внахлест над нижним. Главными акцентами на фасаде стали три незадымляемые лестничные шахты овальной формы.

При разработке проекта Андрей Меерсон вдохновлялся идеями Ле Корбюзье (Le Corbusier): в результате его «Дом на ножках» своими пропорциями и скошенными опорами напоминает марсельскую «Жилую единицу». Изначально дом задумывался как гостиница для участников Летних Олимпийских игр 1980 года в Москве, а в результате квартиры в новом доме достались заслуженным работникам завода «Знамя Труда», выпускавшего самолеты Ил-12, Ил-14 и Ил-18. Отсюда еще одно его название — «Дом авиаторов».

Это не единственный «дом на ножках» в Москве: подобные можно увидеть по адресам: проспект Мира, 184/2 (напротив памятника «Рабочий и Колхозница»), Смоленский бульвар, 6/8, дом-коммуна на улице Орджоникидзе, 8/9.

Дом-слон

Д. Островцы, 14-й км Новорязанского ш.

Совсем рядом с Москвой, в деревне Островцы (Раменский район) не первый год привлекает внимание всех проезжающих очень необычный дом. Здание построено в виде индийского слона в ярко-красной попоне, украшено небольшими окнами-ромбами и расписано сочными красками. Внутри — четыре этажа, соединенных винтовой лестницей. Автор и владелец дома Алексей Сорокин ищет покупателей: «Это куполообразное огромное помещение, где можно воплотить любую дизайнерскую фантазию. Никаких стен, никаких опорных балок — ничто вас не ограничивает».

Дом-паровоз

Ул. Новая Басманная, 2/1, стр. 1

Глядя на это конструктивистское здание, напоминающее паровоз, даже не верится, что его стены помнят Наполеона. В XVII веке здесь располагался Государев Житный или Запасный двор — склады, где хранились запасы зерна и продовольствия. По некоторым данным, для подвалов этого дворца лед доставлялся из самого Санкт-Петербурга. В 1750–1760-е годы здесь был построен комплекс в виде квадрата из четырех длинных двухэтажных корпусов. Запасный дворец — едва ли не единственное из казенных зданий столицы, переживших пожар 1812 года.

Читайте также  5 идей для обустройства зоны отдыха на участке загородного дома

В ХХ веке Запасный дворец не раз менял хозяев и подвергался перестройкам. В 1900-е годы в здании располагался Институт благородных девиц имени Александра III: по проекту архитекторов Н.В. Никитина и А.Ф. Мейснера был надстроен третий этаж. После революции здание занял Народный комиссариат путей сообщения. В 1932–1933 годах облик здания радикально изменился. Архитектор И.А. Фомин придал Запасному дворцу конструктивистские черты: были надстроены еще два этажа, выровнены фасады, изменены формы оконных проемов, а на углу Новой Басманной и Садовой-Черногрязской улиц поднялась ввысь девятиэтажная башня с часами, из-за которой дом прозвали в народе «Дом с трубой».

Дом-яйцо

ул. Машкова, 1

Улица Машкова, расположенная недалеко от станции метро «Чистые пруды», издавна славилась своими доходными домами и постройками в стиле модерн, пик возведения которых пришелся на начало ХХ века. Но, несмотря на это, сегодня эта улица более известна благодаря современной постройке, а именно дому-яйцу.

Самые странные дома Москвы


Этот 14-этажный жилой дом называют в народе не иначе как «домом-кораблём» или «титаником». Построенное в 1981 году в стиле брутализма это панельное здание ярко выделялось на фоне старой малоэтажной застройки района. Своими внушительными размерами (400 м в длину и более 50 м в высоту), а также верхними рядами остекленных балконов, оно походило на круизный лайнер. Кстати, на верхних этажах расположены двухэтажные квартиры, которые задумывались как элитные.
Строительство велось по заказу Министерства атомной промышленности СССР. Отсюда — ещё одно название этого московского дома — «дом атомщиков», а также и уникальная прочность бетонных стен, не уступающая советским атомным реакторам.

2. Дом-улей
Кривоарбатский пер., 6


Дом-мастерскую архитектора Константина Мельникова именуют «иконой конструктивизма» и по значимости для русской культуры сравнивают с Кижами и собором Василия Блаженного. В 1927 году гениальный зодчий спроектировал «восьмерку» из врезанных друг в друга цилиндров, создав в центре Москвы не просто жилой дома для себя и своей семьи, а пространство, подобного которому не было в мире. Дом, построенный без несущих опор и балочных перекрытий, пережил взрыв фугасной бомбы, был восстановлен после войны и вошёл во все учебники по архитектуре.
За простоту и экономичность его стали называть «дом-улей». Совсем недавно после долгих тяжб и разбирательств знаменитый дом Мельникова открылся для посещения. Гостей знакомят с архитектурными особенностями памятника, показывают фирменные шестиугольные окна, спальню с венецианской штукатуркой и раскладную «сороконожку», за которой собиралась семья всемирно известного зодчего.

3. Дом на ножках
ул. Беговая, 34


Этот дом был построен в 1978 году по проекту Андрея Меерсона как экспериментальный. Главная особенность строения — двадцать пар железобетонных «ног»-опор, благодаря которым дом и получил в народе прозвища «дом на ножках», «дом-сороконожка», «дом-осьминожка» и «избушка на курьих ножках». Эти опоры сужаются книзу, что создает эффект «ненадёжности» конструкции. Сам же дом словно расширяется кверху — каждый следующий из 13 этажей выступает внахлест над нижним. Главными акцентами на фасаде стали три незадымляемые лестничные шахты овальной формы.
При разработке проекта Андрей Меерсон вдохновлялся идеями Ле Корбюзье: в результате его «Дом на ножках» своими пропорциями и скошенными опорами напоминает Марсельскую «Жилую единицу». Изначально дом задумывался как гостиница для участников Летних Олимпийских игр 1980 года в Москве, а в результате квартиры в новом доме достались заслуженным работникам завода «Знамя Труда», выпускавшего самолеты Ил-12, Ил-14 и Ил-18. Отсюда ещё одно его название — «Дом авиаторов».

4.Дом-слон
д. Островцы, 14-й км Новорязанского шоссе


Совсем рядом с Москвой, в деревне Островцы (Раменский район) не первый год привлекает внимание всех проезжающих очень необычный дом.
Здание построено в виде индийского слона в ярко-красной попоне, украшено небольшими окнами-ромбами и расписано сочными красками. Внутри — четыре этажа, соединённых винтовой лестницей. Автор и владелец дома Алексей Сорокин ищет покупателей: «Это куполообразное огромное помещение, где можно воплотить любую дизайнерскую фантазию. Никаких стен, никаких опорных балок — ничто вас не ограничивает».

5. Дом-паровоз
ул. Новая Басманная, 2/1, стр. 1


Глядя на это конструктивистское здание, напоминающее паровоз, даже не верится, что его стены помнят Наполеона. В XVII веке здесь располагался Государев Житный или Запасный двор — склады, где хранились запасы зерна и продовольствия. По некоторым данным, для подвалов этого дворца лёд доставлялся из самого Санкт-Петербурга. В 1750-1760-е годы здесь был построен комплекс в виде квадрата из четырех длинных двухэтажных корпусов. Запасный дворец — едва ли не единственное из казённых зданий столицы, переживших пожар 1812 года.
В ХХ веке Запасный дворец не раз менял хозяев и подвергался перестройкам. В 1900-е годы в здании располагался Институт благородных девиц имени Александра III: по проекту архитекторов Н.В. Никитина и А.Ф. Мейснера был надстроен третий этаж. После революции здание занял Народный комиссариат путей сообщения. В 1932-1933 годах облик здания радикально изменился.
Архитектор И.А. Фомин придал Запасному дворцу конструктивистские черты: были надстроены ещё два этажа, выровнены фасады, изменены формы оконных проемов, а на углу Новой Басманной и Садовой-Черногрязской улиц поднялась ввысь девятиэтажная башня с часами, из-за которой дом прозвали в народе «Дом с трубой».

6. Дом-яйцо
ул. Машкова, 1

Улица Машкова, расположенная недалеко от станции метро «Чистые пруды», издавна славилась своими доходными домами и постройками в стиле модерн, пик возведения которых пришелся на начало ХХ века. Но, несмотря на это, сегодня эта улица более известна благодаря современной постройке, а именно дому-яйцу.
Дом-яйцо появился в 2002 году и стал не только достопримечательностью, которую показывают туристам, но и символом всей лужковской архитектуры. Проект дома-яйца был создан архитектором Сергеем Ткаченко для родильного дома в Вифлееме, но там отказались от этой идеи. В результате дом-яйцо был возведён на улице Машкова как пристройка к новому многоэтажному дому. В доме 4 этажа и 5 комнат. На первом этаже находится прихожая, холл и сауна. На втором — кухня со столовой, комната для прислуги и санузел. На третьем — жилая комната. На четвертом — комната купольной формы.

7. Дом-бублик
ул. Нежинская, 13 / ул. Довженко, 6


«Дом-бублик» — первый круглый дом в Москве. Он был построен в 1972 году в районе Очаково-Матвеевское на западе Москвы в преддверии Олимпиады-80. Необычную форму дома разработали архитектор Евгений Стамо и инженер Александр Маркелов. Для строительства использовались стандартные панели, которые, для того чтобы замкнуть кольцо, ставились под углом допустимой погрешности в 6 градусов. Поэтому-то здания и получились достаточно внушительными. Найти нужный из 26-ти подъездов не так-то просто.
Согласно задумке архитекторов, в Москве должна была появиться олимпийская деревня в виде пяти домов-колец. Однако этот проект оказался дорогостоящим, и в итоге было построено только два дома. Причем брат-близнец первого «дома-бублика» появился только через семь лет, в 1979 году, за год до проведения Олимпиады-80 на западе столицы — в районе Раменки. В свое время в доме на Нежинской жили выдающиеся актеры театра и кино — заслуженный артист РСФСР Савелий Крамаров и заслуженная артистка России Галина Беляева, а также кинорежиссер, сценарист и поэт Эмиль Лотяну.

8. Дом, построенный по эскизам автора русской матрешки
на углу Соймоновского проезда и Пречистенской набережной

Господин Перцов хотел построить дом, выражавший все своеобразие русской культуры. И построил. Все замыслы заказчика сумел воплотить в жизнь Сергей Малютин — создатель самой знаменитой русской игрушки — матрешки. Присущий автору стиль вылился в гармоничное сочетание архитектуры, прикладного и изобразительного искусства.
Дом просто соткан из различных форм. Здание венчают несколько башнеобразных крыш разной высоты и формы. Окна и балконы не только расположены ассиметрично, но еще разного типа. Фасад украшен красивым майоликовым панно с изображениями птиц, рыб, змей, солнца, медведя и быка. Балконы оформлены в древнерусских мотивах, с примесями северного модерна — кронштейны выполнены в виде драконов.

9. Дом булгаковской Маргариты
улица Остоженка, 21


Дом долгое время считался самым модным в Москве. На крыше дома размещалась статуя громадного гордо стоящего льва, размером с лошадь. В 1903 году этот особняк был создан известным архитектором Кекушевым Львом Николаевичем для своей супруги.
Здание считают местом, где могла жить Маргарита из-за описания в романе: «готический особняк» в «саду в одном из переулков близ Арбата» со спальней, «выходящей фонарем в башню особняка».
Дом выполнен в московской вариации стиля модерн. Планировка дома свободная, асимметричная, отражает структуру интерьера. Разные по высоте объёмы создают контрастную композицию, центром которой является гранёная башенка. Каждый фасад представляет собой законченную композицию благодаря крупным штукатурным деталям, которые объединены в группы и выделяются на фоне красных кирпичных стен.

Читайте также  За и противгрифельная краска в интерьере

10. Особняк Морозова
Воздвиженка, 16


Здание, сочетающее элементы модерна и эклектики, представляет собой уникальный для московской архитектуры образец яркой и экзотической стилизации в неомавританском духе. Ещё на стадии строительства особняк Морозова стал объектом насмешливых разговоров москвичей, сплетен, слухов и критических газетных публикаций.
Аристократическая Москва скептически морщилась. Граф Лев Николаевич Толстой в романе «Воскресение» дал убийственную характеристику и особняку, и хозяину: Нехлюдов, проезжая по Воздвиженке, размышляет о строительстве «глупого ненужного дворца какому-то глупому ненужному человеку».
Не менее резко высказалась Варвара Алексеевна, когда узнала, что сын сделал с ее подарком — особняком в русском стиле: «Раньше я одна знала, что ты дурак, теперь вся Москва знает». На все упреки братьев о безвкусии и непрактичности Арсений отвечал: «Мой дом будет вечно стоять, а с вашими картинами еще неизвестно что будет»

Самые необычные дома в Москве: 10 зданий с адресами и фото

10

Чтобы найти необычные дома в Москве, далеко ходить не нужно. Отправляйтесь в самый центр, например, на улицу Мясницкую, где посреди аккуратных доходных домов выделяется здание с явной отсылкой к восточному стилю. Его фасад украшают драконы, змейки, орнамент — каждая деталь буквально кричит о Востоке. И не даром, ведь внутри продавали настоящий китайский чай. Сооружение принадлежало купцу Сергею Перлову, чайному магнату, который пригласил для строительства своего магазина именитого архитектора Романа Клейна, автора проектов торгового дома “Мюр и Мерилиз” (сейчас ЦУМ), Бородинского моста, а также чаеразвесочной фабрики на Нижней Красносельской улице (сейчас ЖК Kleinhouse).

Клейн построил здание в стилистике позднего ренессанса, расположив на первом этаже магазин чая, а на втором и третьем — апартаменты хозяина и съемные квартиры. Со временем купец решил разнообразить фасад: сделать его более узнаваемым и обозначить свою связь с китайскими чаеторговцами. Тем более в Москву должен был приехать цинский сановник Ли Хунчжан, на которого Перлову хотелось произвести впечатление. Поэтому проект перестройки поручили мастеру декоративного искусства Карлу Гиппиусу — он закупил материалы для отделки фасада и интерьеров в Китае, надстроил традиционную башенку-пагоду, а также украсил стены восточными элементами декора.

article image

Москва другими глазами: архитектурный маршрут для прогулок

Особняк Арсения Морозова

Воздвиженка, 16

Ряд необычных зданий Москвы дом купца Арсения Морозова пополнил еще в 1899 году. Арсений был представителем знатного рода и миллионером, хотя и не принимал участия в семейном текстильном производстве. Участок на Воздвиженке он получил в подарок от матери и захотел построить здесь собственный дом. Денег у него было много, но вкуса значительно меньше. Проект он заказал архитектору Виктору Мазырину: первый вариант особняка в русском стиле купец отверг, но предложил отправиться за вдохновением в совместное путешествие. Неизгладимое впечатление на обоих произвел замок Palácio Nacional da Pena в Португалии. Мазырин повторил характерные колонны и башни, но не ограничивал себя единым стилем, активно заимствуя детали из разных эпох. Например, ракушки на фасаде взял у знаменитого готического дома в Саламанке — Casa de las Conchas.

“Дом со зверями” на Чистых прудах, или Доходный дом церкви Троицы на Грязех

Чистопрудный бульвар, 14/3

Это интересное здание, как ни странно, результат реновации. Такой же, что происходит в Москве и сейчас. В конце XIX — начале XX века на Чистопрудном бульваре сносили одно- и двухэтажные сооружения, а на их месте возводили массивные доходные дома с новейшими по тем временами инженерными конструкциями. Этот “Дом со зверями” строили для близлежащей церкви Троицы на Грязех на пожертвования купцов Оловянишниковых. Здесь некоторые квартиры предоставляли нуждающимся прихожанам, а остальные сдавали в аренду. Конструктивно дом максимально простой, но вот в список “Необычные здания Москвы” он попал благодаря своему фасаду, который украсил художник Сергей Вашков. По его эскизам третий и четвертый этажи выложили “ковром” из барельефов, изображающих сказочных зверей, птиц и растения.

Дом авиаторов на Беговой

Беговая, 34

Странные дома можно найти не только в центре Москвы, а чуть подальше. Например, на Беговой, стоит массивный “Дом на ножках”, или “Дом-сороконожка”, — проект архитектора Андрея Меерсона, мастера создавать “нетиповую архитектуру из типовых элементов”. Сооружение строилось как гостиница для будущей Олимпиады-80, однако заселили его работники авиационного завода “Знамя Труда”, поэтому постройка также известна в народе как Дом авиаторов. Здание представляет собой четыре высотных панельных дома, стоящих на едином стилобате. Архитектор хотел создать вертикальный квартал, подобно тем, которые строились в то время во Франции или Англии.

Фото: pastvu.com; фото загружено Roman_Kuptsov.

Instagram content

Дом-мастерская Константина Мельникова

Кривоарбатский переулок, 10

В знаменитые дома Москвы невозможно не включить дом-мастерскую Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке. Это его самая яркая работа, творческий манифест одного из главных архитекторов ХХ века. Он оторвался от всех традиций домостроения и все здесь придумал заново. В архивах есть проект такого же дома, только из трех цилиндров: это был модуль, на основе которого он собирался строить целые поселки. Мельников ставил эксперимент на себе, но, поскольку модуль остался в единственном экземпляре и не повторился, он стал уникальным.

article image

Дом-легенда: дом-мастерская Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке

Дом Наркомфина

Новинский бульвар, 25

Дом Наркомфина по проекту Моисея Гинзбурга в 2020 году был открыт после реставрации и стал отличным примером того, как разрушающемуся зданию можно вернуть облик архитектурного шедевра XX века. Сооружение занимает почетное место в списке “Необычные дома в Москве”, потому что аналогов в городе практически нет. Разве что московские дома-коммуны на улице Орджоникидзе и Гоголевском бульваре. Но дом Наркомфина все равно был первым, экспериментальным.

Он задумывался как социально ориентированный элитный дом, в котором вместо квартир были жилъячейки разных типов. Кухни и ванные были предусмотрены не во всех квартирах, и акцент был сделан на общественные функции дома. Изначально сооружение стояло на ножках, но в конце 30-х пространство между ними застроили и в образовавшиеся квартиры тоже поселили людей.

Дом Наркомфина: история здания и уникальный процесс реставрации

“Дом атомщиков”, или “Дом-корабль”, на “Тульской”

Большая Тульская, 2

Этот огромный дом строился Министерством среднего машиностроения (атомной промышленности) СССР, отсюда и символичное название. Интересно, что главный прораб Бабад раньше проектировал только атомные реакторы, поэтому сделал здание сейсмоустойчивым, однако не слишком удобным для жизни. В проекте было много недочетов: например, в некоторых квартирах были стояки, способные перекрыть воду у соседей, кроме того, в здании появились комнаты-пустоты — с окнами, но без входов и выходов. Несмотря на недочеты, дом стал ярким примером советского модернизма — масштаб сооружения поражал. Когда в один конец дома вселялись первые жильцы, второй только строился.

Instagram content

Гараж Госплана

Авиамоторная, 63, строение 1

Гараж для автомобилей Госплана — самый поздний из реализованных проектов Мельникова и один из самых известных. Здание, предназначавшееся для автомобилей cотрудников Госплана СССР, выполнено в стиле советского авангарда и соединяет в себе три конструктивные формы: прямоугольник, треугольник и круг. Круглое окно напоминает фару, а вертикальные белые линии фасада — решетку радиатора.

Дом Перцовой

Курсовой переулок, 1

В народе это здание было известно как “Дом-сказка” и принадлежало страстному поклоннику искусства и меценату Петру Перцову. В начале XX века он задумал построить доходный дом для творческой интеллигенции: с жилыми квартирами и мастерскими для художников. Проект выбирали на закрытом конкурсе, в котором победила работа Сергея Малютина (создателя матрешки). Он нарисовал здание в неорусском стиле, в основе которого лежал типовой трехэтажный дом, уже стоявший на участке. По задумке автора, к нему добавили мансарду, оборудованную под студии, а со стороны набережной пристроили четырехэтажный особняк, а также боковой корпус. Фасад украсили керамической мозаикой, а интерьеры — обилием резных деревянных элементов.

Дом-яйцо

Машкова, 1

Дом в виде яйца Фаберже — один из самых известных примеров архитектуры лужковского периода. Здание построили в 2000–2002 годах по проекту мастерской Сергея Ткаченко, галериста Марата Гельмана и группы “Обледенение архитекторов”. Это четырехэтажное сооружение площадью 342 м² вмещает в себя две спальни с балконами, две кухни, столовую, гостиную, сауну и большую мансарду с потолками, покрытыми художественной росписью в духе ренессанса. Кроме того, здесь есть лифт и подземный гараж. Фасад здания отделан керамической плиткой, а медная крыша оборудована системой, защищающей от наледи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: